4 июня 2017 г.

Театральная байка от Николая Караченцова

Занавес

Театральные байки всегда вызывают живой интерес, потому как взяты из жизни и очень похожи на правду.

Ну, разве что, немного приукрашены истории, но от этого они становятся только лучше. Творческие люди имеют полное право на лёгкую аранжировку .

Сегодня поднимаем себе настроение байкой, рассказанной самим Николаем Караченцовым.

*  *  *

Лет двадцать тому в Ленкоме шел спектакль “Оптимистическая трагедия”.

Театральный художник оформил сценический задник в виде двух белоснежных линкоров, стоявших нос к носу.

И на фоне этих ослепительно огромных корабельных бортов разворачивалось действие бурных рррреволюционных лет.

И в аккурат в этот период из театра за пьянку выперли то ли машиниста сцены, то ли бутафора…. И он решил ОТОМСТИТЬ ! За всё !

По задумке режиссёра-постановщика спектакль начинался с полного затемнения.

Затем раздавались корабельные склянки, медленно включался свет – и начиналось представление. Наш изгнанный из театра страдалец решил использовать эти несколько минут полной темноты для осуществления своей благородной мести.

Вооружившись банкой с чёрной краской и кистью, он в полной темноте вывел на белоснежном борту линкора те ТРИ заветные буквы, которые волнуют сердце каждого русского человека.

Буквы были – с человеческий рост, и прекрасно читались с любого места, будь то ложа-бенуар или галёрка.
Короче, когда дали занавес, нашего героя уже и след простыл. Зато публику ожидало незапланированное яркое развлечение в виде знакомого до боли слова на борту корабля.

Начался смех, переходящий в хохот, и «под это дело» дали занавес. В смысле – закрыли.

И стали срочно замазывать чёрные матерные буквы белой краской. Замазали, дали занавес (в смысле – открыли) и начали спектакль. Ну, поначалу публика ещё какое-то время обсуждала происшедшее, но потом втянулась в спектакль, и затихла.

Спектакль идёт, красочка белая под лучами прожекторов подсыхает, и настаёт момент, когда из-под белой полезла ЧЁРНАЯ … и вот уже заветное слово буквально пылает на борту линкора.

И как тут актёрам играть революционную трагедию, когда за спиной - ТАКОЕ !

И опять в зале – ржачка ! И опять дают занавес.

И зритель слышит, как за сценой заработали молотки.

И когда занавес открыли в третий раз, зал не то, что заржал – зал задохнулся от хохота .

То место, где были БУКВЫ, было… забито ДОСКАМИ. Крест-накрест.

Понятно, какая могла быть в тот вечер «Оптимистическая трагедия» под стоны «умирающего» от хохота зала, под рыдающих от смеха актёров…

И занавес закрыли в третий раз. Насовсем.


Дорогие друзья, комментарии в блоге закрыты. Если хотите связаться с автором, адрес электронной почты - в сайдбаре. С удовольствием прочитаю комментарии на страничке "Любимых баек" в Фэйсбуке.