4 июня 2017 г.

Театральная байка от Николая Караченцова

Занавес

Театральные байки всегда вызывают живой интерес, потому как взяты из жизни и очень похожи на правду.

Ну, разве что, немного приукрашены истории, но от этого они становятся только лучше. Творческие люди имеют полное право на лёгкую аранжировку .

Сегодня поднимаем себе настроение байкой, рассказанной самим Николаем Караченцовым.

*  *  *

Лет двадцать тому в Ленкоме шел спектакль “Оптимистическая трагедия”.

Театральный художник оформил сценический задник в виде двух белоснежных линкоров, стоявших нос к носу.

И на фоне этих ослепительно огромных корабельных бортов разворачивалось действие бурных рррреволюционных лет.

И в аккурат в этот период из театра за пьянку выперли то ли машиниста сцены, то ли бутафора…. И он решил ОТОМСТИТЬ ! За всё !

По задумке режиссёра-постановщика спектакль начинался с полного затемнения.

Затем раздавались корабельные склянки, медленно включался свет – и начиналось представление. Наш изгнанный из театра страдалец решил использовать эти несколько минут полной темноты для осуществления своей благородной мести.

Вооружившись банкой с чёрной краской и кистью, он в полной темноте вывел на белоснежном борту линкора те ТРИ заветные буквы, которые волнуют сердце каждого русского человека.

Буквы были – с человеческий рост, и прекрасно читались с любого места, будь то ложа-бенуар или галёрка.
Короче, когда дали занавес, нашего героя уже и след простыл. Зато публику ожидало незапланированное яркое развлечение в виде знакомого до боли слова на борту корабля.

Начался смех, переходящий в хохот, и «под это дело» дали занавес. В смысле – закрыли.

И стали срочно замазывать чёрные матерные буквы белой краской. Замазали, дали занавес (в смысле – открыли) и начали спектакль. Ну, поначалу публика ещё какое-то время обсуждала происшедшее, но потом втянулась в спектакль, и затихла.

Спектакль идёт, красочка белая под лучами прожекторов подсыхает, и настаёт момент, когда из-под белой полезла ЧЁРНАЯ … и вот уже заветное слово буквально пылает на борту линкора.

И как тут актёрам играть революционную трагедию, когда за спиной - ТАКОЕ !

И опять в зале – ржачка ! И опять дают занавес.

И зритель слышит, как за сценой заработали молотки.

И когда занавес открыли в третий раз, зал не то, что заржал – зал задохнулся от хохота .

То место, где были БУКВЫ, было… забито ДОСКАМИ. Крест-накрест.

Понятно, какая могла быть в тот вечер «Оптимистическая трагедия» под стоны «умирающего» от хохота зала, под рыдающих от смеха актёров…

И занавес закрыли в третий раз. Насовсем.


8 комментариев:

  1. Вот в чем суть оптимизма, оказывается!))
    А если бы на Авроре такие заветные , почти мистические, букоФки просочились... Поменялся бы, интересно, ход истории?...)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Света, им 100 лет назад было не до смеха, вихри враждебные веяли над ними, некоторые даже читать не умели! :) Хотя, три заветные буквы вполне могли применять ежедневно, я думаю. :)

      Удалить
  2. Зрителям смех, а какой стресс пришлось пережить актёрам и прочим работникам на сцене ;)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Актеры тоже смеялись. Зато теперь есть, о чем рассказывать, спустя 20 лет! :)

      Удалить
  3. Месть некоторых немилосердна к окружающим)) Один раз в центре Москвы видела новехонькую машину, на боку которой огромными буквами краской было написано, что владелец авто - бабник. Только матерно))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Оля, озадачила: как будет бабник матерно... :) Буду думать.

      Удалить
  4. В то время за все провинности обязательно кого-нибудь наказывали......бедный тот....
    А публике повезло - запомнили надолго :))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лена, машинисту сцены, который испоганил линкоры, было уже все равно, ведь его уволили за пьянку. А пьяному, как известно, море по колено! :)

      Удалить